hai-nyzhnyk@ukr.net
Custom Search

«Україна – держава-трансформер, яку зібрала й контролює космополітично-денаціональна кланова мафія, що вибудувала в країні новітній неофеодалізм за принципом політико-економічного майорату. У цієї злочинної влади – приховане справжнє обличчя, що ховається під кількома масками, подвійне дно із вмонтованими нелегальними (нелегітимними) додатковими рушіями, механізмами та схемами управління, а шафа її уже давно переповнена потаємними скелетами, яким чим далі тим більше бракує у ній місця і які ось-ось виваляться на світ Божий» Павло Гай-Нижник

Павло Гай-Ныжнык

Немецко-украинские финансовые
отношения в 1918 году


Опубліковано: Гай-Ныжнык П. Немецко-украинские финансовые отношения в 1918 году // История Германии и германский вопрос с древности по современность: исторические, экономические, социальные, правовые и духовно-культурные аспекты. Материалы международной научной конференции, 8–9 октября 2009 г. – Витебск: Витебский филиал УО ФПБ “МИТСО”, 2009. – 290 с.

Год 1918-й начался для Украины в вихре войны с большевистской Россией, а для Германии сложностями военно-политическими и экономическими. В таких обстоятельствах и тому и другому государствам нужен был мир на Восточном фронте. У каждой страны, естественно, были собственные расчёты и побуждения к этому.

В итоге, 9.ІІ.1918 г. между Украинской Народной Республикой (УНР) и Центральными державами был заключён мирный договор. Согласно его статьям все стороны, относительно финансовой сферы, отказывались на взаимной основе от военных платежей. Финансово-экономические отношения, в частности, между Германией и УНР должны были развиваться соответственно немецко-российского договора о сухопутной и морской торговле 1894–1904 гг. Сохранял силу и генеральный российский таможенный тариф 1903 г. Кроме того стороны: отказывались от транзитных сборов за товары любой категории, транспортируемые через территорию одной из сторон прямым транзитом или же с разгрузкой, складированием и повторной загрузкой; должны были предоставлять друг другу максимальную помощь в сфере действия железнодорожных тарифов, особенно через внедрение сквозных тарифов; таможни обоих государств должны были работать ежедневно на протяжении всего года, за исключением воскресенья и государственных праздников. В тоже время ни одна сторона не имела права претендовать на преференции, которые другая предоставляет иной стране, связанной с ней таможенным союзом и которая имеет с ней общие границы.

Тогда же был заключён и "Дополнительный договор". Финансовый вопрос в нём касался частных долговых обязательств, которые были нарушены вследствие вооружённого противостояния обеих сторон. Денежные обязательства, по договору, должно было уплатить по истечении трёх месяцев после ратификации мирного договора. По этим обязательствам следовало платить 5% годовых от начального срока заплаты за весь период войны, включая 3 месяца, несмотря на мораторий.

Как известно, УНР обязалась поставить государствам центральной коалиции большое количество продуктов и сырья, а они, соответственно, свою промышленную продукцию. В связи с необходимостью проведения взаимных платежей за такие поставки, тогда же в мирном договоре были зафиксированы и валютные курсы: 1 марка = 46,2 коп., а 1 крона = 39,382 коп. 6.ІV.1918 г. между УНР (с одной стороны), Германией и Австро-Венгрией (с другой) было заключено новое соглашение об учреждении твёрдого расчётного курса валют, по которому 1 карбованец соответствовал при межгосударственных расчётах 11/3 марки или 2 кронам.

В марте 1918 г. немецко-австрийское оккупационное командование предложило правительству УНР также аванс в суме 50 млн. руб. (по 25 млн. с каждой стороны) на погашение задолженности по зарплате железнодорожникам. Однако условия предоставления займа предполагали вмешательство во внутренние дела УНР и правительство Украины после продолжительных переговоров отклонило это предложение.

14.IV.1918 г. Украиной было подписано с дирекцией немецкой имперской типографии "Reichsdruckerei" соглашение об изготовлении в Германии второй украинской денежной единицы – гривны (была учреждена 1.ІІІ.1918 г. и впоследствии функционировала наряду с карбованцем в соотношении 1 крб. = 2 грн.). "Reichsdruckerei" обязывалась напечатать украинских денег на суму 1 млрд. грн. номиналами: 1 тыс. грн. (7% от общей суммы) – 7 тыс. знаков; 500 грн. (17%) – 340 тыс. знаков; 100 грн. (35%) – 3 млн. 500 тыс. знаков; 20 грн. (18%) – 9 млн. знаков; 10 грн. (12%) – 12 млн. знаков; 5 грн. (8%) – 16 млн. знаков і 2 грн. (3%) – 15 млн. знаков, что в общем составляло 55 млн. денежных знаков.

В апреле 1918 г. начались также переговоры о валютной трансакции, которую УНР должна была бы осуществить с Германией и Австро-Венгрией. 17.IV.1918 г. был заключен украинско-немецкий протокол, согласно которому УНР предоставила бы Германии заём на суму 400 млн. крб. Немцы же заявили, что могут приобрести эти обязательства Госказны Украины лишь на сумму в 200 млн. крб. Однако, в этом, казалось бы привлекательном для правительства УНР предложении, оказались весьма неприемлемые условия. Впрочем, вести переговоры по этому поводу и заключать соответствующее соглашение будет уже не руководство УНР, а правительство Украинской Державы (УД) во главе с гетманом П.Скоропадским.

29.IV.1918 г. в Украине свершился государственный переворот, который сменил не только название государства, но и его политическую конструкцию и экономическое направление развития. Переворот, к слову, был осуществлён при "активном нейтралитете" немецких войск в Киеве. Кроме того П.Скоропадский признал условия Берестейского (Брестского) договора УНР с Центральными государствами.

15.V.1918 г. гетманской Украиной было подписано финансовое соглашение с Германией и Австро-Венгрией, согласно которому был перезафиксирован расчётный валютный курс (1 крб. = 2 кроны или 1,331/3 марки за 1 крб. (0,665 марки за 1 грн.). Украина также обязалась предоставить этим странам заём на 400 млн. крб. Из этой суммы половина кредитовалась гетманскому правительству в виде украинских государственных авуаров в Рейхсбанке в Берлине и в Госбанке Австро-Венгрии в Вене и Будапеште. Остальные (50%) билетов Госказны Украина должна была получить: половину под 4,5% двухгодичными немецкими билетами Госказны та другую половину – австро-венгерскими.

Всоответствии с новым соглашением (от 10.IX.1918) Украина обязывалась предоставить вышеуказанным государствам полностью или частично до 30.VI.1919 г. заём в 1 млрд. 600 млн. крб. по курсу 0,85 крб. за марку и 0,50 крб. за крону. Проценты составили 3,5%. Кроме того, Германия взяла на себя обязательства до 1.I.1919 г. увеличить принятый ею заказ по выпуску украинских денег до 5 млрд. 750 млн. крб. (11,5 млрд. грн.).

Соглашение от 10.ІХ.1918 г. не было выполнено в полной мере через военно-политические обстоятельства. В октябре–ноябре Германия и Австро-Венгрия капитулировали в войне, а в декабре пала Украинская Держава в форме Гетманата. В итоге, в соответствии с соглашением, из 1.600 млн. крб. Германии и Австро-Венгрии было выдано заём в 700 млн. крб. (по 350 млн. каждой). Всего Германией было уплачено 411.764.700 марок, в том числе 180 млн. – 3,5% двухгодичными сериями немецкой Госказны и 230.764.700 марок наличными, которые были внесены на бегущий счёт украинской Госказны в Reichsbank. Из этой суммы 50 млн. марок было переведено на бегущий счёт Deutsche Bank, 50 млн. марок – на бегущий счёт в Dresdner Bank, а также переведено в разные места по распоряжению украинского правительства 70 млн. марок, что дало 60 млн. 900 тыс. крб., которые были вынесены на бегущий счёт Кредитной канцелярии Министерства финансов Украины. Осенью 1918 г. украинский Госбанк получил первые суммы из операции предоставления указанного внешнего займа. Так, 23.ІХ. было внесено сумму на 53 млн. 400 тыс. крб., 1.ХІ. эта сумма увеличилась до 415 млн. крб., а 23.ХІ. она составляла 527 млн. 352 тис. крб.

Выдача украинской валюты Германии и Австрии происходила таким образом. 8.Х. им был открыт в Госбанке кредит на 50 млн. крб. В октябре же им было предложено вместо предусмотренных соглашением 250 млн. крб. лишь 218 млн. Это было связано с тем, что немецкая сторона изготовила украинских денежных знаков на 1.119.200 тыс. крб. вместо 1.289 млн., то есть на 13% меньше, нежели было договорено. 9.ХІ. эти государства получили право на приобретение лишь 159 млн. 250 тыс. крб. (вместо 250 млн) в связи с тем, что немецкая типография напечатала вместо 3 млрд. 453 млн. 950 тыс. крб. только 2 млрд. 199 млн. 335 тис. (на 36,3% меньше). В ноябре Германией было взято 156 млн. крб., в декабре – 62 млн., а на январь 1919 г. было запрошено 100 млн. крб. В декабре же 1918 г. немецкое командование в Украине получило от последней 45 млн. крб. для охраны банков от повстанцев, однако дезорганизованные оккупационные войска отказывались исполнять это задание. В связи с этим, правительство гетмана заявило германскому командованию, что Украина будет вынуждена отказать ему в выдаче денег и, в частности, будет прекращена выдача уже оговоренных 180 млн. крб.

В общем же сумма выданных Украиной Центральным державам денег составила 730 млн. крб. Сама же она получила лишь 70 млн. марок и 180 млн. крон, а 341 млн. марок было иммобилизовано в немецких банках в сериях и наличными. Кроме того, Германия и Австро-Венгрия так и не вернули Украине долг в 200 млн. крб. за сахар и иммобилизованные 520 млн. крон в австро-немецких банках.

В итоге, вследствии финансовых соглашений Украинской Державы с Германией (от 15.V. и 10.ІХ.1918), на 14.І.1919 г. Рейхсбанке было размещено украинских авуаров на сумму 452 млн. 945 тыс. марок, которую им было округлено до 453 млн. марок. Из них 2 млн. 065 тыс. марок составили 4,5% активы, 3 млн. 340 тыс. – двухгодичные 4,5% ценные бумаги, 239 млн. 802 тыс. – 3,5% активы, 187 млн. 200 тыс. – двухлетние 3,5% ценные бумаги, 20 млн. 067 тыс. – 3,5% активы, 466 тыс. – счёт Кредитной канцелярии украинского Министерства финансов и 5 тыс. марок были на счету гетманского посла в Берлине Ф.Штейнгеля. Эти суммы фактически составляют государственный долг Германии Украине. Подобные внешние финансовые платежи существовали и в банках бывшей Австро-Венгрии.

В этом контексте следует отметить и неудачную попытку Германии принудить правительство гетмана уплатить ей около 800 млн. руб., в том числе и бумагами украинских железных дорог на 229 млн. 400 тыс. 601 марку (по расчётам украинской стороны их цена была 611 млн. руб.) от общероссийского долга Германии, который, согласно §4 соглашения РСФСР с ней от 27.VIII.1918 г., составлял 6 млрд. марок, из которых на Украину и Финляндию приходился 1 млрд. руб. Согласно указанного российско-немецкого договора, эту сумму Украина якобы должна была бы уплатить в следующей пропорции: 20% – золотом, 10% – кредитными билетами, 20% – товарами и 50% – 6%-й ссудой. В процессе прений Киев предложил расчёт таким образом: 20% – золотом, 10% – кредитными билетами, 50% – марками и товарами, и лишь 20% – 6%-й ссудой. Предложение немцем добыть часть золотого фонда у большевиков и передать его Берлину как награду, которую Украина должна была бы уплатить Германии, было категорически отклонено. Правительство гетмана, ссылаясь на Брестский договор (заключённый УНР) соглашалось уплатить исключительно за ущерб, нанесённый консульским служащим или за разгром консульских зданий, а также за бумаги, выручка от которых пошла на гражданские работы в Украине или на строительство на её территории железных дорог, что свело немецкие претензии к 230 млн. марок. Дипломатическая переписка по этому поводу затянулась, ведь такая развязка вопроса практически не давала выгод Германии, а вскоре и вообще прекратилась в следствии известных военно-политических причин конца 1918 - начала 1919 гг.

Юридически тексты соглашений сохраняли и гарантировали равноправие в финансово-экономических отношениях и взаимную выгоду сторон. Другой вопрос состоял в путях и объёмах их практического воплощения и соблюдения взаимных обязательств сторон. Как показала практика, этих и других (например военно-политических, торгово-экономических и т.д.) положений не выполняла каждая договорная страна, а в условиях австро-немецкой оккупации совершалось и вообще неприкрытое пренебрежение украинским суверенитетом и вмешательство во внутренние дела Украины со стороны ведущих Центральных держав. При этом следует отметить, что все украинские режимы не были, как до недавнего времени было принято считать, абсолютными марионетками Германии и в меру возможностей защищали национальные интересы своего государства, как, например, и финансовых в вопросах.


 
matrix-info БУЛАВА