hai-nyzhnyk@ukr.net
Custom Search

«Україна – держава-трансформер, яку зібрала й контролює космополітично-денаціональна кланова мафія, що вибудувала в країні новітній неофеодалізм за принципом політико-економічного майорату. У цієї злочинної влади – приховане справжнє обличчя, що ховається під кількома масками, подвійне дно із вмонтованими нелегальними (нелегітимними) додатковими рушіями, механізмами та схемами управління, а шафа її уже давно переповнена потаємними скелетами, яким чим далі тим більше бракує у ній місця і які ось-ось виваляться на світ Божий» Павло Гай-Нижник


Павел Скоропадский: «Не для своей пользы беру я на себя тяготы временной власти… Прошу Бога, чтобы он дал нам силу и прочность спасти Украину!» 70 лет назад ушел из жизни последний гетман Украины (интервью П.Гай-Нижника журналисту газеты «Факты и комментарии» А.Топчию) // Факты и комментарии. – 2015. – № 77. – 30 апреля. – С.24.

Павел Скоропадский:
«Не для своей пользы беру я на себя тяготы временной власти…
Прошу Бога, чтобы он дал нам силу и прочность спасти Украину!»
70 лет назад ушел из жизни последний гетман Украины

Андрей ТОПЧИЙ, «ФАКТЫ»    


Павло Гай-Нижник: Тюремный врач упрекнул патріарха УГКЦ: «Другим ломают ребра, а вам – всего лиш руку». 50 лет назад митрополит Иосиф Слепой получил титул кардинала (интервью А.Топчия) //  Факты и комментарии. – 2015. – 24 января. – №11. – С.12. Опубліковано: Павел Скоропадский: «Не для своей пользы беру я на себя тяготы временной власти… Прошу Бога, чтобы он дал нам силу и прочность спасти Украину!» 70 лет назад ушел из жизни последний гетман Украины (интервью П.Гай-Нижника журналисту газеты «Факты и комментарии» А.Топчию) // Факты и комментарии. – 2015. – № 77. – 30 апреля. – С.24.

Павло Гай-Нижник: Тюремный врач упрекнул патріарха УГКЦ: «Другим ломают ребра, а вам – всего лиш руку». 50 лет назад митрополит Иосиф Слепой получил титул кардинала (интервью А.Топчия) //  Факты и комментарии. – 2015. – 24 января. – №11. – С.12. В годы войны и нестабильности люди часто вспоминают о сильной руке, способной удержать страну на краю пропасти. Эти чаяния актуальны ныне как никогда. Смутные времена рождают людей, способных взять на себя тяжелую ношу. Именно от них во многом зависит, как повернется дальше колесо истории. Сто лет назад, в 1918 году, Украина переживала тоже не лучшие времена, балансируя на грани выживания, и тогда сильный человек нашелся. Павлу Скоропадскому, потомку древнего гетманского рода, удалось подавить хаос и распад государства. Правда, всем его замыслам не суждено было сбыться. Свою жизнь Павел Скоропадский закончил 26 апреля 1945 года в эмиграции, в госпитале Меттенского монастыря близ немецкого Регенсбурга. Спустя 70 лет после его гибели «ФАКТЫ» решили рассказать о последней попытке восстановления в Украине гетманской власти.

– Обстановку в Украинской Народной Республике (существовала в 1917–1920 годах на территории Центральной, Восточной и Южной Украины. – Авт.) весной 1918 года радужной не назовешь, – рассказывает доктор исторических наук Павел Гай-Нижник.Несмотря на германскую военную машину, которая помогла руководству УНР – Центральной Раде – сохранить независимость страны, внутри Украины царили хаос и анархия. Ведь в правительстве остались те же люди, которые на протяжении 1917 года и зимы-весны 1918-го так и не сумели создать полноценное государство. Их деятельность огра¬ничивалась в основном дискуссиями в здании Центральной Рады (нынешний Дом учителя. – Авт.), обвинениями в адрес союзных войск и окончательным расколом между двумя крупнейшими фракциями социал-демократов и социалистов-революционеров.

Складывалось впечатление, что все происходящее вне Киева Центральную Раду особо не заботило. Военный министр УНР Александр Жуковский, инспектируя армейские склады и имущество Правобережной Украины, с горечью отмечал: «Я видел, в каком беспорядочном положении находится наше село. Власти никто не ощущает, так как она отсутствует. Люди живут по установленным традициям». В то же время в ряде населенных пунктов уже сформировались, по словам министра, «кучки решительных крикунов отважных, и они держат все село, если не волость в своих руках. Все интересы и желания крутятся возле единого вопроса – земля».

Отсутствие контроля за селом не позволяло Центральной Раде наладить поставки продовольствия в Германию, чего требовали условия Брестского договора. По этой же причине немцы и австрийцы были вынуждены бороться с преступностью и поддерживать общественный порядок на местах собственными силами, выполняя по сути полицейские функции. Это негативно сказывалось на крестьянстве, имевшем на руках большие запасы оружия и постепенно склонявшемся к поддержке большевиков. 30 марта 1918 года австро-венгерский посол в УНР граф Йоханн Форгач телеграфировал в Вену об ужасном состоянии железнодорожной сферы в Украине. Он же рапортовал о кризисе власти, хозяйственном хаосе и полном крахе финансовой системы. Чиновник высказал мнение: чтобы исправить положение, «необходимо некоторое время и совсем другая государственная власть, а не правительство молодых неспособных революционеров и социал-демократических утопистов». Представители Германии также подумывали о смене режима.

– Что стало формальным поводом для переворота?

– Терпение немцев лопнуло после похищения директора Киевского банка внешней торговли, члена финансовой комиссии Центральной Рады Абрама Доброго в ночь на 25 апреля 1918 года. Причем украинские власти не собирались расследовать данное преступление. И позже стало ясно, почему. Следы вели к высшему руководству страны. Уже на следующий день командующий германскими войсками в Украине генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн ввел здесь немецкие военно-полевые суды.

Конечным результатом расследования стал арест 27 апреля на вечернем заседании Центральной Рады пятерых членов правительства: министра внутренних дел Михаила Ткаченко, военного министра Александра Жуковского, министра иностранных дел Николая Любинского, министра земледелия Николая Ковалевского (его, кстати, не осудили) и директора департамента министерства внутренних дел Алексея Гаевского. Их вместе с Председателем рады народных министров Всеволодом Голубовичем судил немецкий военно-полевой суд за уголовное преступление – похищение человека. За день до этого немцы разоружили бойцов дивизии «синежупанников», ранее сформированной в Германии из военнопленных российской армии украинского происхождения. С этого момента судьба УНР была предрешена.

– Почему немцы решили сделать ставку на Скоропадского?

– Фигура генерал-лейтенанта Павла Скоропадского казалась им наиболее подходящей для реализации переворота. Будучи потомком старинного гетманского рода, он мог стать олицетворением возрождения легендарной гетманщины и традиций украинского казачества, романтический ореол которого охватывал широкие слои населения по всей Украине. В то же время его социальный статус богатого аристократа и противника социализма не смущал крупных землевладельцев, панически боявшихся лишиться своих имений. Служба при дворе императорским флигель-адьютантом и участие в двух войнах делало фигуру будущего диктатора приемлемой в среде российского офицерства и пророссийских патриотических кругов. Активное участие Скоропадского в процессе украинизации 34 армейского корпуса (1-й украинский корпус) и избрание атаманом Вольного казачества не отталкивало от него украинскую старшину. Немцев же устраивали монархические взгляды будущего гетмана и его аристократическое воспитание.

Таким образом, преобладало мнение, что эта личность сможет консолидировать совершенно разные политические и социальные слои в Украине. Любопытно, что в ходе переговоров представители Германии, среди других условий, выдвинули Скоропадскому требование «очистить органы власти и суды от аморальных элементов». Правда, предупредили, что немецкие военнослужащие будут придерживаться нейтралитета и вмешаются лишь в случае крупных беспорядков.

Официальным поводом для переворота стал съезд Союза хлеборобов, собравший семь тысяч делегатов из разных областей страны. Съезд проходил в цирке Крутикова, так как в тогдашнем Киеве не было достаточно большого зала для подобного собрания (сегодня на месте этого здания находится кинотеатр «Украина»). В перерыве в одной из лож появился генерал Скоропадский. В этот момент лидер инициативной группы крестьянин Коваленко с Полтавщины заявил присутствующим: «Какая власть нам нужна?» Зал единодушно взорвался: «Гетмана!» После этого все обратились к Скоропадскому: «Гетман Скоропадский!» Он встал и начал кланяться делегатам съезда. «Господа, благодарю вас за то, что вы мне передаете эту власть, — сказал генерал. — Не для своей пользы беру я на себя тяготы временной власти, однако вы сами хорошо знаете, что анархия везде стала господствовать и что только на вас, хлеборобы, и на здравомыслящие слои мы будем опираться. Прошу Бога, чтобы он дал нам силу и прочность спасти Украину». Ответом ему прозвучало громогласное: «Слава!»

Павел Скоропадский: «Не для своей пользы беру я на себя тяготы временной власти… Прошу Бога, чтобы он дал нам силу и прочность спасти Украину!» 70 лет назад ушел из жизни последний гетман Украины (интервью П.Гай-Нижника журналисту газеты «Факты и комментарии» А.Топчию) // Факты и комментарии. – 2015. – № 77. – 30 апреля. – С.24. *В сентябре 1918 года гетман Скоропадский ездил в Германию, где встречался с генерал-фельдмаршалом Гинденбургом

– Неужели сторонники республики не оказывали сопротивления?

– Конечно, на первых порах участники переворота сильно рисковали. По словам начальника гетманского штаба Бориса Стеллецкого, «войска правительства, на которые оно могло опереться, состояли из нескольких сотен сечевиков, однако и этого было достаточно, так как у Скоропадского не было ровным счетом никого, за исключением нескольких десятков согласившихся его поддержать. В итоге на момент избрания их прибыло 15, а впоследствии оказалось всего 22 человека». Всего же в организацию Скоропадского «Народная громада» входило около 300 человек, которые создали боевые отряды для захвата правительственных зданий. Немцы не предпринимали активных действий. И только со временем за¬блокировали сечевых стрельцов в их казармах и провели задержания и разоружение отдельных групп на улицах.

Однако сечевики также оказались дезориентированными. Этому немало способствовала слабовольная позиция заместителя военного министра УНР генерал-хорунжего Алексея Грекова. За день до переворота стрельцы доложили, что в центре Киева, на Липках, организуются отделения старшин-гетманцев, было известно, где находятся штаб-квартира Скоропадского и некоторые пункты сбора заговорщиков. Когда командир стрелецкого полка Евгений Коновалец предложил разоружить мятежников, чиновники запретили, велев лишь «спросить немецкое оберкомандование, как оно относится к перевороту».

Поэтому неудивительно, что в день захвата власти стрельцы вели себя сдер¬жанно. Во время молебна в честь помазания Скоропадского на гетмана, проходившего на Софиевской площади, рядом оказалась сотня сечевиков под командованием Федора Черника. Бойцы, вооруженные 12 пулеметами, двигались на охрану здания Центральной Рады. Несмотря на явные признаки переворота, стрельцы спокойно прошли мимо. По воспоминаниям Евгения Коновальца, «это был последний момент, когда можно было внезапным, энергичным выступлением обратить ход событий, так как немцы не успели бы прийти на помощь Скоропадскому и его единомышленникам». По мнению офицера, «в упущении того момента также есть вина высшего украинского командования Киева, правительства и президиума Центральной Рады, которых гетманский переворот так напугал и взволновал, что они были бессильны дать какие-то широкие директивы».

После этого окончательный успех восставших стал лишь вопросом времени. Гетманцы постепенно захватывали административные здания. Начались аресты членов правительства, большинство из которых к тому времени уже разбежались. Не обошлось и без человеческих жертв – защищая помещение Центральной Рады, сечевики открыли огонь, застрелив троих гетманских старшин. В дальнейшем переворот прошел бескровно. Тем не менее главные государственные учреждения продолжали оставаться в руках сторонников республики.

Немцы, как и обещали, соблюдали нейтралитет, однако начали оказывать давление на Скоропадского. Позже гетман вспоминал: «Наступила ночь. За мною не было еще ни одного учреждения существенной важности. Между тем немцы как-то начали смотреть на дело мрачно. Они считали, что если я не буду в состоянии лично занять казенное здание (министерство какое-нибудь), если государственный банк не будет взят моими приверженцами, мое дело будет проиграно. Я приказал собрать все, что осталось у меня, и захватить во что бы то ни стало участок на Липках, где помещалось Военное министерство, Министерство внутренних дел и Государственный банк. Приблизительно часа в два ночи это было сделано. Но для прочного занятия его было мало сил. Генерал Греков, товарищ военного министра, исчез. Начальник Генерального штаба полковник Сливинский заявил, что переходит на мою сторону. Дивизион, охранявший Раду, был также за меня». И только после перехода части войск на сторону гетмана Киев полностью оказался под контролем Скоропадского.

– Какие позитивные изменения принес Украине этот переворот?

– Генерал Скоропадский получил диктаторские полномочия. Тем не менее он с самого начала не рассматривал вариант пожизненной абсолютистской власти. Гетман видел свою историческую миссию в установлении жесткой власти лишь до стабилизации политического и финансово-экономического положения в государстве. После этого в Украине должны были пройти выборы до «Сойму» (в парламент), который и решит будущее государственное устройство. К слову, в ХХ веке история знала несколько примеров узурпации власти в момент кризиса и добровольной отставки в годы стабильности: например, Франсиско Франко в Испании, Аугусто Пиночет в Чили и Ли Куан Ю в Сингапуре.

Украинская Держава (такое официальное название получила тогда Украина) обеспечила право частной собственности и взяла курс на строительство либерального капитализма со значительной долей государственных монополий и частично крупной буржуазии. Государство строилось на принципах «политической» нации и консервативных традиций. Развивались наука и культура. В течение семи месяцев правления гетмана Украина стала островком стабильности и процветания на фоне Гражданской войны, разразившейся во всех уголках бывшей Российской империи. Кстати, нынешние государственный и военно-морской флаги Украины были приняты в тот период. К сожалению, режим Скоропадского оказался недолговечен, и вскоре Украина запылала огнем восстаний, последствия которых мы ощущаем по сей день. Сам же гетман вынужден был переехать в Германию, где в 1945 году погиб во время бомбардировки американскими союзниками.




 
БУЛАВА