hai-nyzhnyk@ukr.net
Custom Search

«Україна – держава-трансформер, яку зібрала й контролює космополітично-денаціональна кланова мафія, що вибудувала в країні новітній неофеодалізм за принципом політико-економічного майорату. У цієї злочинної влади – приховане справжнє обличчя, що ховається під кількома масками, подвійне дно із вмонтованими нелегальними (нелегітимними) додатковими рушіями, механізмами та схемами управління, а шафа її уже давно переповнена потаємними скелетами, яким чим далі тим більше бракує у ній місця і які ось-ось виваляться на світ Божий» Павло Гай-Нижник


Архівні документи
Світова історія


Вільсон В. Інавгураційна промова /русск./

(4 березня 1913 р.)


____________________________________


Вудро Вильсон

Инаугурационная речь
4 марта 1913 г.

Смена правительства состоялось. Она началась два года назад, когда Демократическая партия получила в палате представителей решающее большинство. И вот теперь смена правительства завершена. Сенат, который вскоре соберется, также будет иметь демократическое большинство. Должности президента и вице-президента были вверены в руки демократов. Что означает эта смена? Вот какой вопрос сегодня важнейший в нашем сознании. И на этот вопрос я попробую ответить, чтобы, если удастся, прояснить настоящую ситуацию.

Эта смена значит намного больше, чем просто успех партии. Успех партии мало что значит вообще, кроме тех случаев, когда нация использует партию для великой и строго определенной цели. И никто не может ошибиться относительно той цели, ради которой нация сейчас стремится использовать Демократическую партию. Она стремится использовать ее для выражения тех изменений, которые произошли в ее планах и взглядах на жизнь. Некоторые давние вещи, к которым мы привыкли и которые начали внедряться в сам процесс нашего мышления и в нашу жизнь, изменились так, что мы в последнее время стали смотреть на них критически, свежим непредубежденным взглядом; с них спала их личина, и они явились перед нами чужими и зловещими. Некоторые из новых вещей, на которые мы смотрим искренне и беспристрастно, стараясь понять их настоящую сущность, приобрели вид вещей давно нам известных и надежных, вещей, которые стали частью наших убеждений. Новый проникновенный взгляд на нашу жизнь произвел на нас освежающее влияние.

Во многих проявлениях мы видим, что жизнь – нечто необозримое. Оно нечто непостижимо огромное в своих материальных аспектах, в своем объеме богатства, в разнообразии и неукротимости своей энергии, в предприятиях, задуманных и построенных гением отдельного индивида и безграничной хозяйственностью групп индивидов. Больше нигде в мире благородные мужчины и женщины не продемонстрировали в такой разительной форме красоту и энергию сочувствия, желание помочь и дать совет в ходе перевоспитания заблудших, помощи страждущим и наставлении на путь силы и надежды слабых. Более того, мы построили прекрасную систему власти, которая выдержала проверку временем и во многих отношениях явилась образцом для тех, кто стремится утвердить свободу на фундаменте, способном выдержать случайности, бури, катастрофы. В нашей жизни есть немало великого – этого великого очень много.

Но вместе с добром пришло зло, и значительная часть золота потускнела. Вместе с богатством пришло неоправданное расточительство. Мы растранжирили многое из того, чем могли бы пользоваться, мы не останавливались ради сохранения непомерных щедрот природы, без которых наш гений предприимчивости стал бы бессильным, проявляя постыдную расточительность наряду с замечательной продуктивностью. Мы гордились достижениями нашей промышленности, но до сих пор не остановились и не задумались о человеческих затратах, о ценности угасших жизней, перенапрягшихся и подорванных сил, об ужасной физической и духовной цене, заплаченной мужчинами, женщинами и детьми, на которых долгие годы безжалостно и жестоко мертвым грузом давили все эти тяготы. Их стоны смертной муки еще не достигли нашего слуха; они как скорбное, мрачное сопровождение нашей жизни доносятся из шахт, из каждого дома, где выживание и отчаянная борьба за жизнь стали непосильным, но обычным делом. Вместе с величественной системой правления проявились многочисленные глубоко скрытые тайны, которые мы весьма долго не желали рассматривать и тщательно изучать, взглянув на них спокойно и без страха. То величественное правительство, которое мы так любили, весьма нередко стали использовать для удовлетворения частных эгоистических нужд, и те, кто его использовал, забыли о народе.

Но в конце концов нас осияло реалистическое представление обо всей нашей жизни. Теперь мы видим и плохое, и хорошее, видим низкое и упадочническое вместе со здоровым и жизнеспособным. И с этим новым представлением мы приступаем к новым делам. Наша обязанность – очиститься, переосмыслить все, восстановить то, что можно восстановить, и исправить зло, не нанося при этом вреда добру, очистить и сделать более человечным каждый аспект нашей общей жизни, не ослабляя его и не впадая в чрезмерную сентиментальность. В нашем пылком желании добиться успеха и стать великими было что-то грубое, бессердечное и жестокое. Мы придерживались вот какой мысли: «Пусть каждый заботится сам о себе, пусть каждое поколение заботится само о себе», — создавая тем временем гигантскую машину, которая сделала так, что лишь те, кто стоял у ее руля, имели возможность позаботиться сами о себе. Мы не забыли о наших моральных основаниях. Мы довольно хорошо помнили, что создали политическую систему, предназначенную в одинаковой мере служить и самым скромным, и самым влиятельным, систему, которая ко всем без исключения подходила бы с одинаковыми мерками справедливости и честности. Мы помнили это и гордились этим. Но мы были очень легкомысленными и торопились стать великими.

А теперь мы еще раз трезво задумались. Пелена беспечности спала с наших глаз. Мы решили заново согласовать каждый процесс нашей национальной жизни с принципами, которые с такой гордостью заложили вначале и всегда хранили в своих сердцах. Итак, наша работа будет работой по реставрации и восстановлению.

Мы довольно конкретно пересчитали по пунктами те вещи, которые нам нужно изменить и улучшить, и я назову некоторые из основных пунктов: тариф, мешающий нам занять достойное место в мировой торговле, поднимает принципы справедливого налогообложения и делает правительство послушным инструментом в руках групп, которые проявляют заботу о своих частных интересах; банковско-валютная система, основанная на потребности правительства продать свои облигации, еще пятьдесят лет тому назад прекрасно приспособленная для концентрации денежной наличности и ограничения кредитов; промышленная система, которая, если взглянуть на нее со всех сторон – как с точки зрения финансовой, так и с точки зрения управленческой, – сосредоточивает капитал в руках тех, кто управляет, ограничивает свободы, а также возможности рабочего класса, эксплуатирует без восстановления или консервации природные ресурсы нашей страны; система ведения сельского хозяйства, которая никогда не достигала эффективности больших частных предприятий, никогда не получала содействия в плане использования достижений науки непосредственно на ферме, никогда не имела возможности получить кредит, условия которого наилучшим образом были бы приспособлены к ее практическим нуждам; неразвитые водные ресурсы, необработанные пустыри, заброшенные леса, которые быстро вырубаются без плана или перспективы восстановления, неконтролируемые свалки и терриконы возле каждой шахты. Может, мы и изучили лучше, чем кто-либо другой, наиболее эффективные методы производства, но мы не изучили преимуществ экономии и бережливости, хотя и должны были это сделать или как организаторы промышленности, или как государственные деятели, или как граждане.

Мы не изучили и не усовершенствовали средства, с помощью которых правительство можно поставить на службу гуманизма, на службу делу здравоохранения нации, здоровья мужчин, женщин и детей, а также охраны их прав в борьбе за существование. Это не сентиментальная обязанность. Нерушимым фундаментом, на котором стоит правительство, является справедливость, а не жалость. Именно потому это вопрос справедливости. Не может быть равенства возможностей, этой первейшей основы справедливости в государстве, если мужчины, женщины и дети не защищены в своей жизни и в самом праве на нее от промышленных и социальных процессов, на которые они не могут влиять, которые они неспособны контролировать и с которыми они один на один не смогут справиться. Общество должно беспокоиться о том, чтобы оно само не раздавило, не нанесло ущерб или не ослабило тех, из кого оно состоит. Первой обязанностью закона является сохранение здоровья общества, которому он служит. Законы о санитарных нормах, законы о здоровой пище и законы, определяющие условия работы, которых индивиды просто не имеют возможности определить и принять сами для себя, являются неотъемлемыми составляющими самого процесса обеспечения справедливости и эффективности правовых норм.

Есть и некоторые другие вещи, которые нам во что бы то ни стало необходимо сделать, – традиционное, обязательное и фундаментальное гарантирование имущественных и личных прав. Но есть еще и насущная потребность нового дня: поднять все, что касается жизни нации, к свету, который идет от огня совести, пылающего в душе каждого человека, а также от понятия о добре и справедливости. Недопустимо, чтобы мы делали это, как политические фанатики; недопустимо, чтобы мы делали это, не считаясь с фактами реальности или же в слепой поспешности. Мы должны восстанавливать, а не разрушать. Мы возьмемся за нашу экономическую систему как за такую, которую можно и должно улучшить, – тут мы не смеем поступать так, будто перед нами чистый лист бумаги, на котором можем писать все, что заблагорассудится; и шаг за шагом мы сделаем эту систему такой, какой она должна быть, действуя при этом в духе тех, кто ставит под сомнение собственную мудрость и непогрешимость и стремится к свету и знаниям, а не руководствуется пустым самодовольством или легкомысленным и бездумным энтузиазмом. Нашим девизом должна всегда быть справедливость и только справедливость.

И все же это не будет беспристрастный, чисто научный процесс. Наша нация глубоко встревожена и обеспокоена, обеспокоена темными страстями, встревожена осознанием бедствий и несправедливости, потерей идеалов, встревожена знанием того факта, что правительство весьма часто соблазняли и делали инструментом зла. Чувства, с которыми мы встречаем эту новую эпоху добра, справедливости и новых возможностей, затронули струны нашей души, будто свежий ветер от самого Бога, в чьем лице соединились воедино справедливость и милосердие, судья и родной брат. Мы знаем, что перед нами стоит не просто политическая задача, а задача, которая осветит каждый уголок нашего естества: способны ли мы понять нашу эпоху и потребности нашего народа, станем ли мы на самом деле его глашатаями и представителями, имеем ли мы чистое сердце, чтобы все постигнуть, и обновленную и очищенную волю, чтобы выбрать высокий и благородный курс нашего движения.

Сегодня не день триумфа. Сегодня – день засвидетельствования преданности. Итак, сплотим не силы партий, а силы добра и гуманизма. Человеческие сердца ждут нас; на чаше весов — человеческие жизни; человеческие ожидания призывают нас заявить о своих намерениях. Кто оправдает это огромное доверие? У кого достаточно мужества, чтобы попробовать? Я призываю всех честных людей, всех патриотичных, всех прогрессивных людей поддержать меня. И если они будут советовать мне и помогать, то я, с Божьей помощью, их не подведу!



 
matrix-info БУЛАВА