hai-nyzhnyk@ukr.net
Custom Search

«Україна – держава-трансформер, яку зібрала й контролює космополітично-денаціональна кланова мафія, що вибудувала в країні новітній неофеодалізм за принципом політико-економічного майорату. У цієї злочинної влади – приховане справжнє обличчя, що ховається під кількома масками, подвійне дно із вмонтованими нелегальними (нелегітимними) додатковими рушіями, механізмами та схемами управління, а шафа її уже давно переповнена потаємними скелетами, яким чим далі тим більше бракує у ній місця і які ось-ось виваляться на світ Божий» Павло Гай-Нижник


Архівні документи
УСРР - УРСР - СРСР


Тютюнник Ю. Схема організації Партизансько-повстанського штабу [1921 р.]
[Свідчення Ю.Тютюнника в ГПУ]

(3 квітня 1929 р.)

________________

Схема организации и работы П.-П. штаба

1. Специального положения о Партизанско-повстанческом штабе – ППШ заблаговременно не было разработано. Это положение должно было появиться потом, когда станет ясной обстановка и реальные возможности для работы штаба как на территории Советской Украины, так (особенно) и на польской территории.

2. Задачей ППШ была организация всех антисоветских украинских элементов с целью последующего общего массового восстания и руководства последним, после чего УССР должна была быть замененной УНР.

3. Свою работу ППШ начал в феврале-марте 1921 года в г.Тарнове и окончил свое существование в ноябре того же года в г.Львове, т.е. существовал на протяжении всего около 9 месяцев. Во главе штаба стоял я, а в помощь мне с первых же дней существования ППШ был назначен Кузьминский, пользовавшийся особенным доверием Петлюры и, как в последствии оказалось, поляков. Для технической работы в самом начале взято было всего 3–5 сотрудников.

4. Определенных сроков для подготовительной работы и начала восстания не было намечено. Но ориентировочно считали возможным предварительную подготовку закончить в первой половине лета (май-июнь) 1921 г. и тогда же начать восстание. Таким образом, располагая всего временем в 2–4 месяца, ППШ не считал возможным провести своими силами серьезную систематическую подготовку к восстанию, полагаясь по опыту прошлых лет борьбы, на инициативу местных организаций и на максимальное повышение активности крестьянства в период перед уборкой хлебов. Фактическая роль ППШ в подготовительный период мне представлялась, так сказать, в виде морального организующего центра, который своим авторитетом и всеукраинским масштабом покрывал бы местные «атаманские» авторитеты и масштабы, стремясь использовать все силы для направления удара восстания к единой цели и в единый определенный момент. Только с момента начала восстания ППШ должен был фактически стать штабом действующей повстанческой армии в полном смысле этого слова, имея в своем распоряжении отдельный корпус регулярных войск из кадров, интернированных в польских лагерях.

В виду изложенного, ППШ в начале своей деятельности (по крайней мере я лично – за Кузьминского не ручаюсь!) не ставил себе целью организовать систематическую разведывательную работу, каковая могла быть рассчитана только на более продолжительные сроки чем[,] существование самого ППШ.

5. К моменту возникновения ППШ и в первые недели его работы в г.Тарнове имелось налицо несколько десятков беженцев – бывших повстанцев и между ними даже «атаманы»: Голуб, Карый, Волынец, Шепель, Богатыревич… Все они как-будто изъявили желание немедленно отправиться на Украину для проведения директив петлюровского центра, в данном случае ППШ. Их то в первую очередь ППШ и направил на советскую территорию – на Правобережье, где они прежде действовали. Из «атаманов», наверное, перешли границу и прибыли в свои районы только Карый и Шепель, а остальные предпочли на некоторое время совсем скрыться с горизонта УНР. Остальные беженцы-повстанцы, не имевшие за собой атаманского прошлого, были назначены в распоряжение соответствующих «атаманов» по своему желанию или в районы, где еще не было местных «атаманов»; поименно их и кто, куда именно был назначен не помню и, кроме того, сомневаюсь, чтобы все они на самом деле стремились и попали на советскую территорию для проведения весьма опасной работы.

6. Как известно, вся территория Советской Украины была разделена на 5 территориальных групп-округов, с подразделением последних на районы (ГПУ имеет соответствующую карту). При территориальном разделении принимались во внимание соображения политического характера (тяготение местностей к бывшим губернским центрам), географические (топографические и хозяйственные) свойства местностей и стратегическое значение определенных пунктов и линий, а также приходилось считаться и с географическими границами популярности местных «атаманов».

Имена назначенных командующими группами и районами ГПУ известны.

7. Вскоре после начала деятельности ППШ стало известным, что на Украине местной инициативной группой организован всеукраинский центр – Цупком, который повел работу параллельно с ППШ и свое влияние распространил также преимущественно в районе Правобережья. Это непредвиденное обстоятельство и параллельная работа Цупкома не были благоприятными для проведения систематической работы ППШ. Провал Цупкома, переход на сторону советов Мордалевича и т.п. вносили хаос и дезорганизацию и в значительной степени парализовали работу ППШ… Первая половина лета не могла быть сроком для восстания.

8. Польский генштаб также не особенно спешил с окончательным согласием в определенные сроки вооружить интернированных в лагерях и перебросить их к границам Советской Украины. Зато поляки решили активно сотрудничать с ППШ. Они согласились на переброску в одиночку и небольшими группами интернированных из лагерей на Советскую Украину для усиления кадров повстанческих организаций на местах. С целью совместной работы с экспозитурой польгенштаба состоялся переезд ППШ в г.Львов и единовременно весьма значительное расширение самого аппарата штаба и его работы. В это время штаб окончательно подразделяется на управления: Гражданское и Военное и во главе первого стает Добротворский, а второго – Отмарштейн. Управления подразделяются на отделы и отделения.

9. Было выработано в штабе и утверждено Петлюрой положение о Гражданском управлении ППШ, положения же о ППШ в целом так и не было, кажется, до конца его существования. О распределении работы между отдельными лицами в ППШ и порядке работы могу сказать следующее:

Начальник штаба, т.е. я лично: а) давал общие указания непосредственно подчиненным мне Отмарштейну и Добротворскому о направлениях, темпе и объеме работы; б) рассматривал различные проекты и доклады, подаваемые начальниками управлений, утверждал, одобрял или отвергал или же дополнял, исправлял предлагаемое; в) регулярно принимал доклады о состоянии текущей работы в управлениях, а в исключительных случаях и доклады заведыв. отделами; г) после получения соответствующих инструкций в отделах отправляющимися на Украину людьми принимал последних и лично вел беседы с ответственными работниками, причем эти беседы имели характер скорее «напутствия», а не инструктирования. Целью этих бесед и приемов было дать моральную зарядку, технические же инструкции практического порядка, как правило, не могли быть предметом разговора, т.к. таковые давались соответствующими людьми в управлениях-отделах, специально работавшими в той или иной отрасли. Из этих людей лично помнить я мог и помню только команд. групп, команд. районами и в исключительных случаях мог некоторое время помнить более мелких работников; д) по предложению Петлюры, по личной инициативе и, как правило, по докладам начальников управлений давал назначения ответственным работникам, отправлявшимся на Украину – подписывал мандаты и приказы; е) еженедельно ездил в г.Тарнов для доклада Петлюре о состоянии и работе ППШ во всем объеме и получал от него различные указания общего порядка; ж) регулировал различные вопросы, возникавшие между министерствами Петлюры и ППШ; з) регулировал различные вопросы, возникавшие в работе ППШ с экспозитурой польгенштаба; и) в отдельных случаях вел непосредственно или через представителя переговоры с польгенштабом в Варшаве, а также с Савинковым, Яковлевым и др.; к) в отдельных случаях лично принимал и выслушивал доклады людей, прибывавших с Советской Украины.

Начальник Гражданского управления – Добротворский руководил работой Управления – агитпропагандой и организацией (проекты на будущее).

Начальник Военного управления – Отмарштейн фактически и непосредственно руководил подчиненными ему отделами, в том числе и разведывательным, работой коего фактически в настоящее время интересуется ГПУ.

Начальник Разведывательного отдела Кузьминский, кроме руководства работой отдела, лично или при посредстве и помощи подчиненных ему Очеретька и, кажется, Михайлика и Пирогова детально инструктировал людей, отправляющихся на Советскую Украину для разведывательной работы. При отделе даже были организованы краткосрочные курсы для разведчиков. Работой отдела особенно интересовались поляки и уделяли ей много внимания: преподавали на курсах, лично инструктировали людей, а также и работников отдела.

10. Аппарат ППШ на польской территории схематически представляется в таком виде:

А. Штаб –

ему подчинены:

Б. Пункты –

им подчинены:

В. Подпункты (Посты) –

Пункты были расположены в Копычинцах, Тарнополе, Ровно и (кажется) в Сарнах. Они являлись передаточною инстанциею – этапами для людей, направлявшихся на Советскую Украину и возвращавшихся обратно; там же имелись запасы агитлитературы и в незначительном количестве оружие, подрывные материалы и т.п. Начальниками пунктов были польские офицеры, а их помощниками – украинцы.

Подпункты имели задачей непосредственно переправлять через границу людей, оружие и литературу. Они же первыми принимали прибывавших с Украины. Каждому пункту было подчинено 2–4 подпункта, кои были расположены у самой границы. Первейшей обязанностью подпункта было подыскание и установление на советской стороне вблизи границы конспиративной явочной квартиры, которая играла в своем роде роль подпункта на советской территории, т.е. принимала и переправляла в обратную сторону прибывающих людей. При этом практиковалось в широких размерах использование контрабандистов, кои получали вознаграждение товарами из Польши. На подпунктах работали украинцы, и, кажется, имели помощниками поляков. Расположение большинства подпунктов мне неизвестно, а также не помню и общего количества таковых; из тех, что помню: Скала, Гусятин, Скалат (?), Подволочиск, в районе против м.Ямполя, вблизи Корца, Устье и против Олевска севернее линии железной дороги.

Конечно, все работавшие на подпунктах знали и не могут забыть (им нечего больше помнить) месторасположение бывших явочных квартир на советской территории. Раскрытие же последних могло бы дать весьма ценные данные для выявления линий связи, если таковые были установлены вглубь страны, со всеми вытекающими последствиями.

Кто же из возвратившихся на Украину работал на подпунктах? Я знаю, наверно, только одного Каменецкого, бывшего зав. подпунктом в районе Ровно-Сарны и, кажется, Головко-Левицкий, тоже в районе Ровно, если он не был помощником начальника пункта в самом г.Ровно; в последнем случае он должен знать расположение подпунктов на своем участке. Помощником начальника пункта в г.Тарнополе был Кузьменко-Титаренко – тоже должен помнить места расположения своих бывших подпунктов, а также и лично работавших на подпунктах. Очень вероятно, что среди лиц, прибывших в составе эшелона генерала Янченко, также есть лица, работавшие на подпунктах, что можно проверить по списочному составу после показаний Кузьменко-Титаренко и Головко-Левицкого. Добротворский должен помнить пункт своего перехода при посредстве Грабовского в шепетовском направлении.

11. Схема организации разведывательных групп на территории Советской Украины мне не известна. Возможно, что она и была доложена мне, но, к сожалению, на разведывательную работу штаба я обращал слишком мало внимания по выше указанным причинам (слишком не продолжительный и к тому же заранее не определенный срок существования штаба, моя личная перегруженность другой работой и т.п.). Вообще, с переездом в г.Львов, когда, собственно, и развертывалась работа ППШ, я вполне полагался на Отмарштейна – человека, знающего свое дело, и безусловно преданного. Все же по памяти я представляю себе схему разведывательных органов на территории Советской Украины в таком виде:

А. Группа во главе с резидентом.

Б. В составе группы подчиненные резиденту агенты.

В. Линии связи (возможно только одни явочные квартиры вблизи границы).

Эти группы, наверно, расположены вблизи важнейших стратегических пунктов. В их задачи входило не только разведывание, но и диверсии.

Вот и все.

Полагаю, что специально по организации разведки больше знает Очеретько и, быть может, Пирогов.

[Подпись Ю.Тютюнника]

3 апреля 1929 года.

_________________________




 
matrix-info БУЛАВА