hai-nyzhnyk@ukr.net
Custom Search

«Україна – держава-трансформер, яку зібрала й контролює космополітично-денаціональна кланова мафія, що вибудувала в країні новітній неофеодалізм за принципом політико-економічного майорату. У цієї злочинної влади – приховане справжнє обличчя, що ховається під кількома масками, подвійне дно із вмонтованими нелегальними (нелегітимними) додатковими рушіями, механізмами та схемами управління, а шафа її уже давно переповнена потаємними скелетами, яким чим далі тим більше бракує у ній місця і які ось-ось виваляться на світ Божий» Павло Гай-Нижник


Архівні документи
Сучасна Україна


Зурабов М. (Посол Росії в Україні).
Інтерв’ю виданню "Комсомольская правда"

(15 червня 2014 р.)


_______________________


Зурабов М. Ю.
(Посол России в Украине)

Интервью изданию "Комсомольская правда"

15 червня 2014 р. – Зурабов М. (Посол Росії в Україні). Інтерв’ю виданню «Комсомольская правда»

- Михаил Юрьевич, как вы прокомментируете события вокруг посольства России в Киеве и почему бездействовали украинские власти?

- Прежде всего я хотел бы высказать несколько соображений. А на тот вопрос, который вы сейчас задали, я предпочту ответить уже в завершении своих рассуждений.

То, что произошло у нашего посольства - это факт грубейшего нарушения положений Венской конвенции о дипломатических отношениях. Других интерпретаций здесь быть не может. И комментарии Министерства иностранных дел Российской Федерации, и инициатива России о рассмотрении данного вопроса в Совбезе ООН, - всё это абсолютно нормальные, естественные, адекватные действия в сложившейся ситуации.

Как я понимаю: то, что произошло перед российским посольством - это события отрежиссированные, носящие очевидно провокационный характер. Но есть и подтекст.

- Что вы имеете ввиду?

- Безусловно, то, что произошло на днях в Луганске - я имею ввиду гибель значительного количества украинских военнослужащих - это трагедия. Но надо сказать, что это не первая, и я, к сожалению, могу предположить, не последняя трагедия. Всё, что происходило последние месяцы на Украине, это череда трагедий. Трагедия в Мариуполе, трагедия в Одессе, трагедия в Славянске, в Донецке. Ну и, конечно же, это с чего это всё началось, - трагедия Майдана.

- Да.

- И должен при этом заметить, что, до сих пор, несмотря на многократные обращения официальных лиц и не только из России - с требованием провести полноценное расследование событий на майдане, установить все-таки, кто в конечном итоге повинен в гибели людей, что и спровоцировало в конечном итоге перерастание ситуации в неуправляемую... Так, вот - до настоящего времени объективных результатов расследования общественность не знает.

То же относится и к событиям в Одессе, которые еще не получили совершенно четкого объяснения, объективного расследования всех фактов и обстоятельств.

Вы знаете, что на Украине стала практически обыденной практика незаконного задержания журналистов. Одновременно с событиями у российского посольства в Киеве произошел очередной захват журналистов в Днепропетровске - корреспондента и оператора телеканала «Звезда». И имел место еще целый ряд других событий, которые могли бы привести к довольно неприятным, тяжелым последствиям.

- И это несмотря на то, что на минувшей неделе в Киеве работала трехсторонняя контактная группа по политическому урегулированию ситуации на Украине...

- Да, в течение последней недели в Киеве после соответствующего контакта между Президентом России и президентом Украины в Нормандии была создана трехсторонняя контактная группа...

- Кстати, кто входит в ее состав?

- Спецпредставитель президента Швейцарии, председательствующего в ОБСЕ, госпожа Хайди Тальявини, посол Украины в Берлине господин Павел Климкин и в качестве представителя Президента России посол Российской Федерации на Украине.

- То есть вы.

- Да. В чем цель создания подобной контактной группы? Цель – способствовать началу внутриукраинского диалога, который бы позволил остановить кровопролитие и перевести сегодняшнюю ситуацию на востоке Украины в политический процесс, запустить, как говорят дипломаты, инклюзивный переговорный процесс. С включением туда в качестве полноценных участников представителей востока Украины.

- Но на востоке по-прежднему бомбят и стреляют...

- То, что мы наблюдаем в последние дни, после того, как прозвучала инаугурационная речь Петра Порошенко, в которой он объявил о своем твердом желании добиться прекращения огня, перемирия, и запуска политического процесса - это инерцию старых подходов. Понимаете, мы видим запаздывание с реализацией принятых политических решения и продолжение действий в русле устаревших подходов.

- То есть, речь идет о вооруженном противостоянии.

- Да это попытка по инерции решить проблемы востока посредством применения силы. Но совершенно очевидно, что ничего, кроме дальнейшей эскалации, дополнительных жертв, это принести не может. Несмотря на любые заявления по поводу временных успехов, знаете, это на самом деле абсолютно никого не должно вводить в заблуждение и обнадеживать.

Не случайно, что руководство России, я имею в виду президента Владимира Путина, руководство Франции – Франсуа Олланд, руководство Германии – Ангела Меркель, в Нормандии при обсуждении украинской проблематики однозначно заявляли о том, что безальтернативным для урегулирования ситуации на востоке Украины является средство политического характера. Безальтернативным! И тем не менее, вот эта инерция применения силы, она продолжается. И очень сложно ее остановить.

И когда, казалось бы, удалось выйти на внушающий оптимизм результат, то есть, согласовать общее понимание ключевых этапов плана президента Порошенко по мирному урегулированию, ситуации на востоке начала нагнетаться.

- Сколько все-таки было народу у посольства на пике?

- До 800 человек. И всё это, а я в свое время имел возможность наблюдать события на майдане, внешне напоминало предтечу событий, похожих на те, с которых начался майдан. Те же самые по настроению и поведению люди. Приблизительно такой же, если брать половозрастной состав, контингент. Приблизительно те же самые, не по смыслу, так по форме лозунги. И постепенное раскачивание ситуации.

- То есть, цель была - сорвать запуск механизма политического урегулирования на востоке?

- Так во всяком случае это выглядит. Сегодня в посольстве трудится ограниченный состав сотрудников. Основная часть эвакуирована, включая членов семей. В общем, работают люди, которые в каком-то смысле делают это осознанно, понимая все риски, связанные с пребыванием сейчас в Киеве. Но это довольно большой еще все-таки по составу персонал.

- А сколько было и сколько стало?

- Если до этого у нас было больше ста человек, сейчас чуть больше двадцати пяти. Митингующие категорически требовали всем покинуть здание посольства.

- Но вы отказались это сделать.

- Да. И, если пойти на это, то спровоцировать захват росзагранучреждения, а это, вы должны понимать, будет иметь самые серьезные последствия.

И возможно человеческие жертвы. Вы понимаете, о чем я говорю?

- Да, конечно.

- Это были бы серьезные жертвы. И вот тогда бы ситуация могла стать абсолютно неуправляемой.

- То есть жертвы среди сотрудников посольства, вы имеете в виду?

- Да нет, не только. Сотрудники посольства, конечно, тоже бы пострадали. Но жертвы могли бы быть самые серьезные с двух сторон.

- Понятно.

- Ну, а вы как допускаете? Если бы сейчас митингующие, я еще раз говорю, зашли на территорию американского посольства, что бы произошло?

- Я думаю, что там была бы стрельба со стороны охраны посольства внутри.

- Слышу вашу гипотезу. Я могу предположить, что адекватные ответные меры, если бы эти люди оказались на территории Российской Федерации, на территории посольства, были бы приняты.

- Со стороны Москвы?

- Со стороны Москвы.

- Я догадываюсь. То есть мы могли...

- Не пытайтесь догадаться. Это непродуктивно. Но, что можно сказать определенно - меры были бы приняты. И руководство Украины, думаю, это понимало. И вот разговор о том, что они не предприняли никаких со своей стороны усилий - это не вполне соответствует действительности. Они пытались, но... Далеко не все было им под силу.

- Да. Все помнят Майдан...

- Похожее впечатление. Как только появились представители правоохранительных органов и попытались начать блокировать периметр вокруг посольства, стало понятным, что они станут первым объектом атаки. Поэтому эти подразделения были отведены, и украинские власти попытались организовать переговорный процесс. И то, что там всё время находился первый заместитель главы администрации президента Украины Михаил Зубец, министр внутренних дел Арсен Аваков, начальник Киевского управления СБУ – Службы безопасности Украины, потом министр иностранных дел Украины. Значит, затем там появился посол Украины в Москве.

Что еще? В среду митингующих было инкорпорировано, скажем так, определенное количество людей для того, чтобы хоть как-то управлять этим огромным количеством людей. Ситуация была хуже, чем та, которая возникла в период самого острого кризиса на майдане. Ну, и рядом с нашим посольством находится еще Академия МВД, казармы украинских спецслужб. Всё это привлекало внимание. Ситуация была крайне напряженная. Она была даже более напряженной, нежели та, которая имела место быть во время пиков протеста на майдане и последующих событий.

Поэтому я здесь не считал бы, что украинские власти недооценили риски или не предпринимали достаточных усилий. Но что нужно признать, что экзамен на дееспособность власть сдала с натяжкой.

То есть, если бы ситуация покатилась по тому же сценарию, что и на майдане, то есть под контроль ее невозможно было бы взять, то это был бы просто спусковой механизм.

- Понятно. И могло бы выстрелить, да?

- Вот что я усматриваю в произошедшем.

- Ясно. А что происходило в это время внутри посольства?

- Я бы не стал говорить о всех деталях. Могу лишь заметить, что весь персонал вел себя спокойно и мужественно.

Александр ГАМОВ

Оригинал статьи: http://www.kp.ru/daily/26243.3/3124536/     




 
matrix-info БУЛАВА